Toshikari
Фантазия важнее знания.
Я наверное мазахист, или что-то вроде того. Перечитываю этот отрывок по сто раз и плачу.
Мальчик продал себя за долги своей семьи, которая оказалась ему не родной.
Оплачивал все счета отрабатывая деньги своим телом. Устроил все так, чтобы они не в чём не нуждались.




Эмили похлопала меня по нему.
- Как всегда. Девочки! Это ваш брат Брант. Брант, это Таня. Это Сара, она только приехала из университета, а эта маленькая озорница – твоя младшая сестренка, Эрис.
Эмили была так похожа на маму до того, как та заболела. Все они были похожи. Хрупкие и миниатюрные, они выстроились в ряд на расстоянии шага друг от друга.
Эрис посмотрела на меня. Она была не выше четырех футов, шести дюймов.
- Ты высокий.
- Ешь побольше овощей, и тоже будешь высокой.
Я не смог сдержать улыбки, когда она скривилась.
- Где ты был?
Папа шагнул вперед и повел меня в столовую.
- Брант работал, детка.
Я заметил стоящего чуть в стороне мужчину с маленьким белым свертком на руках.
Эмили мягко коснулась моей руки.
- Это Роджер Карсон, мой муж, а это Мэдисон, наша девочка. Ты теперь дядя. Хочешь ее подержать?
- Я не позволю этому человеку прикасаться к нашей дочери. – Голос Роджера сочился ядом. Эмили посмотрела на него, ошарашенная и смущенная.
- Что?
Роджер волком уставился на меня.
- Мой брат – гей, Эмили.
- И…
- Я видел его DVD-коллекцию. Твой брат – звезда худших из фильмов.
Я почувствовал, как краска сошла с лица. Тепло, благодаря которому я уже начинал оттаивать, вдруг испарилось.
- Роджер… - Шикнула на него Эмили.
- Я не могу сидеть за одним столом с таким человеком.
Я прищурил глаза. На лице появилось выражение, которое я приберегал для клиентов. Эмоциональная буря, разрывавшая меня изнутри, скрылась под маской.
- Что? С геем?
- Нет, против геев я ничего не имею. А вот шлюх, которые продают себя за деньги, на дух не переношу.
- Роджер!
- Я отнесу Мэдисон наверх. – С этими словами теплая, уютная атмосфера Дня Благодарения сошла на «нет».
- Брант? – Сара обернулась ко мне. – Ты снимался в порно?
- У него не было выбора… - Я положил руку отцу на плечо.
- Я задолжал большую сумму денег и не смог ее выплатить, поэтому меня заставили ее отрабатывать.
Сара сделала шаг назад:
- Одиннадцать лет!!!
- Каждые десять дней набегали проценты.
- Как? Как ты мог заниматься чем-то подобным? – Я услышал ужас в ее голосе.
- У меня не было выбора.
- Выбор есть всегда.
Я почувствовал, как мой взгляд заледенел.
- Может быть, тогда моим выбором стало лечь и смириться. Это было легче, чем стирать руки в кровь, работая грузчиком на каком-нибудь складе. И не тебе меня судить. Ты понятия не имеешь, через что мне пришлось пройти.
- Да, не имею. Я тебя не знаю. Мой брат сбежал, когда ему было четырнадцать. Может, было бы лучше, если бы ты просто умер. А гей и порнозвезда… такой брат мне не нужен.
- Сара! – Эмили попыталась задержать сестру, но та развернулась и убежала наверх.
Я повернулся к двери, но отец перехватил мою руку.
- Я все ей объясню. Не хочу, чтобы ты взваливал вину на свои плечи.
Я фыркнул.
- Вину? Какую вину? Я был шлюхой. Я купил этот дом на деньги от своего первого DVD. Все вещи здесь куплены на деньги каждого третьего клиента, который платил за то, чтобы меня отыметь.
- Ты дома, Брант. – Эмили попыталась обнять меня. Но я выставил вперед руку и отступил к двери.
- Я рад, что твоя жизнь удалась, Эмили. Похоже, у тебя замечательная дочь. А муж - человек строгих убеждений, и это тоже хорошо. Ты никогда не окажешься в положении, подобном моему.
Парадная дверь открылась, и вошел Гай с полными руками завернутых в яркую упаковочную бумагу подарков. Он почувствовал, что атмосфера накалилась, еще до того, как вошел в дом. Я схватил пальто и надел его. Мои волосы застряли в рукаве, и я вздрогнул, выпутывая их.
- Брант, ты куда? Я думал, ты сказал, что свободен. – В голосе отца слышалась боль.
- Изначальная сумма выплачена. Но я взял еще одну ссуду.
Эмили стиснула лацканы моего пальто.
- Что? Зачем?
- Чтобы Саре не пришлось всю жизнь торговать пончиками. Мама хотела для всех вас большего.
- А как насчет тебя? Для тебя она ведь тоже хотела большего.
- Ты не помнишь, да, как она ко мне относилась? Ей не было до меня дела даже до того, как она заболела. Пожалуй, сейчас я живу именно той жизнью, какой она для меня хотела. – Я сунул руки в карманы и нащупал знакомый предмет. Вытащил его. Медальон. Мамин медальон с фотографией, на которой были все, кроме меня. Я протянул его сестре – он раскачивался на тонкой золотой цепочке. – Я стащил его.
Я вручил медальон Эмили. Миниатюрной и хорошенькой Эмили с золотыми волосами и лазурными глазами - они казались то зелеными, то голубыми. Сара была такой же. Как и Таня и Эрис, которые следили за разворачивавшейся драмой, не совсем понимая, но догадываясь, что происходит что-то плохое.
- Идем, Гай. – Я развернулся.
- А что с подарками?
- Оставь их.
Кто-то дернул меня за рукав:
- Брант. – Я обернулся и посмотрел на отца. Его волосы уже начинали седеть. Каштановые с сединой пряди.
У меня сдавило горло.
- Больше не занимай денег. Я не смогу вам помочь. Следующие двенадцать лет я буду занят. – Я открыл дверь и вышел на улицу. В зимнюю ночь.
- БРАНТ! – Голос Эмили оборвался, когда я захлопнул дверь.


***
- Только не сбор долгов.
- Нет, не сбор. Я найду тебе что-нибудь, мой мальчик. Кстати, я сократил содержание твоей сестре. – Когда я попытался сесть, он прижал меня к груди, - ей нужно понять, что бесплатно ничего не дается. Она выросла избалованной, потому что за ее спиной всегда стоял ты. Маленькой мисс Саре нужно изменить свое отношение.
- Что ты собираешься делать?
- Я не стану вредить ей. Просто с этого момента у нее будет ограниченный бюджет. Если она не сможет в него вписаться, ей придется найти работу.
- Вроде моей старой? – испугался я.
- Вроде работы в местном магазине канцтоваров. Ты оплачиваешь ее учебу, малыш, а не образ жизни, который она выбрала. Средства не будут поступать, пока она не позвонит по номеру, стоящему внизу извещения. Тяжелая работа не всегда воспитывает характер. А вот унижение творит чудеса с такими как Сара.
Когда-то я менял ей подгузники. Я пришил ухо ее любимому кролику, когда оно отвалилось и Сара была убита горем. Я учил ее завязывать шнурки и прыгать через скакалку. Я помню, как она кричала, что было бы лучше, если бы я умер. Унижение творит чудеса?
- О чем ты думаешь, Гот-бой?
- Ты ведь не собирался возвращаться, да?
- Я думал, тебе будет лучше с твоей семьей. Я больше не буду. Твоя семья – это я. Ты мой. Я согрею тебя, Брант. Когда мы приедем домой, для тебя начнется новая жизнь. На этот раз я помогу тебе к ней привыкнуть. Я знаю, ты сильный. Просто забыл, что ты этого не знаешь. В этот раз все будет по-другому.
В кармане его пальто, прямо под моей щекой, зазвонил сотовый.
- Ну и ну. Быстро. Я заморозил ее счета всего три часа назад.
Я молча слушал, как Уилбер учит Сару правде жизни.
- Деньги не растут на деревьях, мисс Сара, но вы, похоже, думаете, иначе. Учитывая, сколько вы тратите, вы когда-нибудь задумывались о том, откуда они берутся? Вы израсходовали все средства на оплату вашего обучения, и все же каждый раз, когда приходит чек на ваше имя, вы его обналичиваете. Вы получили официальное письмо о щедром благодетеле, который выбрал вас из всех студентов, чтобы заплатить за ваше обучение и книги. Откуда, по-вашему, все это, мисс Сара?
Уилбер обнял меня за плечи и крепко прижал к себе. Так что я оказался почти у сотового и услышал рассерженный голос Сары.
- Ты как испорченный ребенок. Хватаешь все, что видишь, просто потому, что тебе этого захотелось. Хотя ты этого и не заслужила. Кто-то оплачивает твои счета, девочка. Тот же, кто всегда оплачивал все счета Уильямсов. Ты тратишь деньги, которые он с таким трудом зарабатывает, и ни разу не поблагодарила его за жертвы, на которые он пошел? Он не обязан это делать. По мне, так ему следовало послать всех вас, но я тоже выигрываю от его щедрости.
Ее голос стал тише, пока Уилбер перечислял все, что задолжал организации отец, и рассказывал о моем предложении. Когда Уилбер замолчал, в трубке воцарилась тишина.
- Хочешь что-то сказать брату?
- Он с вами? Пожалуйста…
Уилбер прижал трубку к моему уху.
- Сара.
- Почему ты ничего мне не сказал?
- И что бы ты сделала? Ты бы здесь не выжила. Я сам едва выжил, а у меня имелся ангел-хранитель.
- Прости, Брант! Мне не следовало говорить тех ужасных вещей. Я пожалела об этом, как только успокоилась. Ты вернулся домой, а я прогнала тебя.
- Забудь. Теперь это ваш дом. Удачи тебе в колледже.
- В следующем году я получу стипендию, Брант. Тебе больше не нужно будет платить за меня.
- Поступай, как знаешь. Я тебя подстрахую, Сара.
- Почему ты сделал это ради нас?
- Потому что так поступают братья. Вы мои младшие сестренки. Вам нужно играть в куклы и краситься, думая о мальчишках, которые вам нравятся. И вы не должны тревожиться о том, сколько клиентов нужно обслужить сегодня ночью. Ни одна девушка не должна.
- И парни тоже не должны. Спасибо тебе, Брант. Понимаю, почему Эмили так разозлилась. Ты приедешь к нам на Пасху? Тебя тут ждут двенадцать шоколадных пасхальных кроликов. Правда, все без ушей.
Я посмотрел на Уилбера.
- Ты больше не обязан никому подчиняться, Брант. Можешь ходить куда угодно.
- Я люблю тебя Брант. Спасибо за то, что ты сделал. Ты самый лучший брат на свете. – В трубке раздались гудки.

@музыка: Драм

@темы: книги моей жизни